Гоголь и Сибирь

Творчество Николая Васильевича Гоголя (1809–1852) известно каждому жителю нашей страны со школьной скамьи. В ряду великих отечественных писателей мы вспоминаем его имя сразу после А.С. Пушкина. Кажется, что немногочисленное литературное наследие Николая Васильевича досконально изучено не только гоголеведами, но и многими поколениями читателей. Однако Гоголь был не только мастером художественного слова, но и поразительно разносторонним человеком.

Круг его интересов был необычайно широк, даже для ХIХ века. В 1830–1840-е гг. Гоголь пишет и читает лекции по отечественной и всемирной истории в Санкт-Петербургском университете; находясь в Риме, изучает археологию, посещая раскопки катакомб. Современников удивляют его глубокие познания в нумизматике, живописи, географии, ботанике. Гоголь – знаток богословия, прекрасно ориентирующийся в трудах Отцов Церкви и святоотеческой литературе.

Интерес писателя к географии хорошо виден на примере его художественных произведений, действия которых разворачиваются на пространствах Малороссии и Петербурга. Нереализованными остались планы обширного сочинения по комплексному описанию географических пространств России. Тем не менее, имеющиеся в нашем распоряжении материалы свидетельствуют о большом внимании Гоголя к Сибири, в том числе и к Забайкалью.

Отметим, что интерес к необъятным сибирским пространствам на уровне литературы вошёл в моду с лёгкой руки Екатерины II (1762–1796). Императрица, не чуждая литературному творчеству, была автором пьесы «Шаман Сибирский».

Специалисты по творчеству Гоголя полагают, что его интерес к Сибири возник во время работы над вторым томом «Мёртвых душ». В Сибирь должен был попасть Чичиков (по-видимому, в 3-м томе). Основанием для этого мнения послужил тот факт, что в 1851 году Н.В. Гоголь брал у И.С. Аксакова и П.С. Шевырёва для чтения «Путешествие по Сибири в 1733–1743 гг.» И.Г. Гмелина и «Путешествия по разным провинциям Российского государства» П.С. Палласа.

Между тем, внимательное прочтение эпистолярного наследия писателя свидетельствует об его интересе к Сибири с юношеского возраста. В письме к дяде Павлу Косяровскому 3 октября 1827 года 18-летний Гоголь писал: «На днях читал я «Письма о Восточной Сибири» Алексея Мартоса (отметим, что отец Гоголя был лично знаком с А.И. Мартосом – сыном известного скульптора. – Прим. авт.). Мне очень понравилось: желал бы я видеть выходящими побольше этаких книг в свет». Из писем первой половины 1830-х гг. видим, что Н.В. Гоголь, к тому времени уже известный литератор, переписывался с Григорием Ивановичем Спасским – крупнейшим знатоком Сибири тех лет, издателем журналов «Сибирский вестник» и «Азиатский вестник».

Другим источником, из которого Гоголь мог почерпнуть знания о Сибири, являлось личное общение писателя с алтайским миссионером архимандритом Макарием Глухарёвым. Они познакомились в конце 1839 года в Москве, куда Николай Васильевич привёз своих сестёр Анну и Елизавету. Макарий, который к тому времени был известным миссионером и перевёл Библию с древнееврейского на русский язык, поразил Гоголя своей учёностью и нравственными качествами. В письме к матери в январе 1840 года Гоголь писал: «К счастью моему сюда приехал архимандрит Макарий – муж, известный своею святою жизнью, редкими добродетелями и пламенною ревностью к вере… Я сам по нескольким часам останавливаюсь и слушаю его, и никогда не слышал я, чтобы пастырь так глубоко и с таким убеждением, с такою мудростью и простотой говорил».

В художественной прозе Гоголя в этот период образ Сибири представлялся как место каторги. В «Невском проспекте» читаем: «Сибирь и плети он почитал самым малым наказанием для Шиллера». В «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» Довгочхун просит судью своего противника «в кандалы заковать и в тюрьму или государственный острог препроводить и в Сибирь на каторгу по надобности заточить».

В конце 1840-х – начале 1850-х гг. Гоголь внимательно читает и делает обстоятельный конспект книги Петра Симона Палласа «Путешествие по разным провинциям Российского государства». Как уже упоминалось, книга была взята у известного литературного критика и историка С.П. Шевырёва, обращаясь к которому, Гоголь писал: «Пришли мне Палласа все пять (имеется в виду томов. – Прим. авт.) с атласом, сим меня много обяжешь. Мне нужно побольше прочесть о Сибири и северо-восточной России». Читая конспект Гоголя, удивляешься тщательности, с какой он выписывал все сведения о растениях, их особенностях, времени созревания и цветения. Немало страниц конспекта посвящено забайкальской природе, описанию берегов Онона и Ингоды. Резюмируя, он пишет: «Вообще Даурия и всё лежащее за Байкалом – клад для естествоиспытателя».

Замечательным по важности является подробный конспект Гоголя с описанием навыков верховой езды у тунгусов. Можем полагать, что автора повести «Тарас Бульба» порадовало описание казацкого духа одного из коренных забайкальских народов: «Бодры, свежи, мастера ездить на лошадях и стрелять из лука. Для казацкой службы нет лучшего народа ни в храбрости, ни в верности. Искусство их пускать стрелы изумительно: воткнувши одну стрелу в землю и расскакавшись на лошади изо всей мочи, они перестреливают её из лука другою. В одно и то же время, сидя на лошади, погоняет плетью, берёт стрелы, не имея в руках узды, управляя лошадью только одним движением своего тела. Держится одной ногой за седло, на скаку всем телом повесится в сторону, опрокинется, стреляет назад, не сворачивая лошади с бегу».

В заключение отметим, что не только Гоголь проявлял живой интерес к нашему краю, но и забайкальцы при жизни писателя по достоинству оценивали его творчество. Нерчинский купец и учёный-самоучка Михаил Андреевич Зензинов (1805–1873) в письме к ближайшему другу Гоголя, историку и издателю «Москвитянина» М.П. Погодину, 30 января 1843 года писал из Нерчинска: «Гоголь – великий наш художник-писатель. Гоголь у нас один и долго-долго не будет другого. Он растёт талантом видимо и перед глазами. Его перо – кисть художника, его поэтические места «Мёртвых душ» так патриотически высоки, так глубоки чувством, так прелестно очаровательны, что божусь Вам, я немного читывал подобного на русском языке; в них одно русское, одно нам родное, одно близкое к нашему сердцу».

Роман МАКАРОВ,
главный редактор газеты «Профсоюзы Забайкалья»
фото: sun9-45.userapi.com

 
По теме
Дело возбудили на сторожа, угнавшего «КамАЗ» из гаража в Чернышевске - Забайкальский рабочий Фото: Пресс-служба УМВД России по Забайкальскому краю Полицейские возбудили уголовное дело в отношении бездомного сторожа, который угнал «КамАЗ» из гаража у своего работодателя и бросил его в поле.
Забайкальский рабочий
Светлый человек Жизнь и поступки потомка знаменитого рода Шумовых - Город Чита Потомок знаменитого рода золотопромышленников Шумовых – полковник ФСБ Олег Шумов, успел сделать одно из самых важных дел - передать женской обители в посёлке Атамановка уникальный ковчег со святынями,
Город Чита